страница о: эмиграция, записки иммигранта ф.розыск | иммиграция | форум | туризм | новости | контакты
Эквадор, страна контрастов
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
АРХИВ
ПЛАКАТ
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОГАЛЕРЕИ
КАРТА САЙТА
НОВОСТЬ ДНЯ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
ЕВРОПА
БЕЛЬГИЯ
БОЛГАРИЯ
ГРЕЦИЯ
АНГЛИЯ
ДАНИЯ
ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ
ИСЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
ПОРТУГАЛИЯ
ПОЛЬША
СЛОВАКИЯ
СЛОВЕНИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ФРАНЦИЯ
ЧЕХИЯ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
СТРАНЫ В/Е
ЛИХТЕНШТЕЙН
ЛЮКСЕМБУРГ
НИДЕРЛАНДЫ
НОРВЕГИЯ
ДРУГИЕ СТРАНЫ
АВСТРАЛИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ГРЕНАДА
МЕКСИКА
КАНАДА
ПЕРУ
АРГЕНТИНА
КИТАЙ
ТУРЦИЯ
ЧИЛИ
ЭКВАДОР
СТРАНЫ Л/А
ЮАР
РОССИЯ
США
РАЗНОЕ
БЕЖЕНЕЦ
ИСТОРИИ БЕЖ
ОСТОРОЖНО!
ЛУЧШИЕ СТРАНЫ
РЕЙТИНГ СТРАН
РЕКОМЕНДАЦИИ
БЕЖЕНЦЫ СУДЬБЫ
КУДА БЕЖАТЬ?
ДО 18, КУДА?
ДЛЯ ДЕВУШЕК
ЦЕНЫ
СЛОВАРЬ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ФОРУМ
ПИСЬМА
ПОДРОБНОСТИ
ССЫЛКИ
О КОМПАНИИ
ЛЕГЕНДА
СТАТУС БЕЖЕНЦА
Я В РОЗЫСКЕ
СВЯЗЬ С НАМИ
ПОЧТА@API
иммиграция Эквадор
иммиграция, убежище
ЭКВАДОР, СТРАНА КОНТРАСТОВ (продолжение-4)

Но вернемся к теме Эсмеральдас. В первый мой вечер в Эквадоре (и в доме Хулио Сесара) у нас возникла следующая дискуссия: Говоря о своем родном городе Эсмеральдас, где живут его отец и еще четверо братьев (Хулио Сесар из очень бедной, как и большинство эсмеральдцев, семьи), он сказал что не вернулся бы туда и вообще ему там не нравится т.к. народ очень праздный, никто абсолютно ничего не хочет делать, все предпочитают всю жизнь бухать и веселиться, живя по уши в грязи. А чтобы жить лучше, надо работать, а этого в Эсмеральдас никто не хочет делать. А голодать там невозможно, потому что природа в этих местах слишком щедра, манго и бананы растут сами, в течение всего года температура не опускается ниже 25 градусов, никто не мерзнет, все привыкли к слишком легкой и удобной жизни и к чему им ее менять... В ответ на эти слова моего друга, я грудью встал на защиту бедных негров Эсмеральдас и сказал ему, что если ты родился на земле, где Бог и Природа настолько добры и щедры, что все растет само, ты не голодаешь и не мерзнешь и можешь просто жить и радоваться жизни и общаться с ближним, природой и богом, не заботясь о куске хлеба - это твое полное право, и если откуда-то придет какой-то гринго со стеклянными бусами и своей сказкой о прогрессе, чтобы превратить тебя во вьючное животное или торгаша (а третьего почти никогда не дано) - у тебя есть все права чтобы защищать этот твой образ жизни и твой образ мыслей, которых этот гринго скорее всего никогда не поймет. (Чилийские индейцы мапуче еще 500 лет назад начали называть испанцев, а сегодня называют чилийцев, словом "уинка". "Уинка" на языке мапуче значит "вор").
Такова было мое понимание реальности славного города Эсмеральдас в первую ночь в Эквадоре. В результате немного затянувшейся поездки в оный город, оно несколько изменилось. Что только подчеркивает, что человеческая реальность всегда куда сложнее, чем какие бы то ни было рамки или стереотипы. Я не отказываюсь от своих слов и мыслей моего первого ночного спора с Хулио Сесаром. Но, проведя пару дней в Эсмеральдасе, я не могу не признать его правоту во многом.
Теперь попробую по-порядку.
Зеленый автобус приехал в Эсмеральдас поздно ночью. На остановке меня ждал брат Хулио Сесара, с сохранившимся, видимо, с времен крушения корабля работорговцев, древним испанским именем Олипио. Экзотика черной столицы Эквадора в центре Эсмеральдас в 11 ночи била через край, но Олипио увел меня от центра экзотики домой, т.е. в эсмеральдский дом семьи Хулио Сесара, расположенный в живописном старинном квартале с интригующим названием Boca de Lobo - "Волчья Пасть".
Народ в "Волчьей Пасти" оказался на редкость общительным и дружелюбным. Он кучковался на ступенях входов в старые колониальные дома и наливал. С полуоблупленной стены экзотического квартала победно виднелось изображение серпа и молота и вдохновляло на новые свершения. (Хотя, говоря о символике, точнее основные занятия местного пролетариата следовало бы отразить рисунком сачка для ловли креветок и бутылки, как повода и в то же время следствия братского общения: потому что нет в Эсмеральдас ни пшеничных полей для жатия, ни сталеплавильных комбинатов для кования. Вместо полей - болота с кишащими в них членистоногими деликатесами и вместо доменных печей - плантации сахарного тростника для приготовления рома). Те, что уже или еще не кучковались, просто лежали, точнее, висели в гамаках многочисленных комнат и балконов, и слегка покачивались в такт барабанному ритму музыки, звучавшей на полную мощность и абсолютно отовсюду.
Приняли меня с приязнью, и отхлебнув пару раз из единственного пластикового стакана, активно ходившего по кругу, я быстро и легко влился в компанию. Стоял теплый тропический вечер. Рома было много. Зайдя в туалет, я встретился взглядом с большой зеленой ящерицей, сидевшей на полотенце возле душа. Через пару часов (где-то в районе часа ночи) принимавшая меня компания предложила продолжить общение на пляже, в районе дискотек. Радостной черно-белой (за счет моего присутствия) толпой мы вышли в город. Видя это издалека, наверное можно было подумать, что племя каннибалов ведет на съедение какого-нибудь пойманного кука.
Быстро и без труда мы поймали два такси, в каждое из которых втиснулось человек по восемь. Первое что сделал наш таксист, это попросил разрешения допить из горла остававшуюся у кого-то из нас в руках треть бутылки рома. После этого мы поехали на пляж. По дороге сбили собаку.
Пляж в Эсмеральдас - это теплый и необычно тихий Тихий океан (волна как в Азовском море в безветренную погоду), песчаный берег и длинная, приблизительно с километр набережная, где почти все сооружения - дискотеки и пабы с разноцветными огнями, музыкой и запахом жарящегося мяса. Температура - градусов 20 - 25. Вся набережная заполнена праздношатающимися, из которых процентов 95 - негры и мулаты. Поскольку здесь, как впрочем и в любом другом месте Эсмеральдас, отовсюду звучит музыка - все танцуют. Даже полицейские и военные (нечто совершенно немыслимое для Чили) пьют, танцуют и веселятся наравне со всеми. В общем, полная идиллия. Чунго-Чанго какое-то. Для дополнения райского пейзажа осталось представить себе фигуры множества танцующих мулаток и вообразить запах тропических цветов, доносимый ветром из близрастущего леса.
И поскольку такому танцору как я на дискотеках обычно делать совершенно нечего, пришлось пару часов просто побродить по набережной, сделав сосредоточенное лицо и вид, будто кого-то ищу. В результате этой ознакомительно-успокоительной прогулки удалось с недоумением отметить следующее: мужских туалетов в дискотеках нет, вместо них - просто открытый продольный писсуар вдоль одной из стен, т.е. на одном пространстве с танцующими. Такая вот местная романтика. Но как оказалось, большинство присутствующих в качестве писсуара предпочитает пляж. В любой момент, выйдя на ночную набережную, можно было видеть одновременно десятки спин, хозяева которых одновременно мочатся на песок пляжа. И темные пятна на песке - следы недавно отмочившихся. Загорать на этом пляже мне почему-то быстро и навсегда расхотелось.
Утром следующего дня удалось отметить еще одну местную особенность: музыка в домах Эсмеральдас врубается примерно в 6 утра, причем сразу громко. По степени интенсивности звука, мое первое утро в Эсмеральдас сначала напомнило мне ночную учебную тревогу во время армейской службы. Но по подъему, вместо зарядки, первым что мне предложили, был все-тот же вчерашний пластиковый стакан, но уже с новой порцией рома. Когда я попытался спрятаться в туалет, на меня опять понимающе уставились грустные глаза старой негритянской ящерицы.
В общем в доме меня принимали хорошо, но на все мои сначала намеки, а потом просто мольбы о том как бы и с кем бы можно посмотреть город и местные достопримечательности (кроме рома), меня успокаивали, со всем соглашались, говорили, что еще рано, пили еще ром и еще пиво и опять засыпали в гамаках, несмотря на орущую во всю хуановскую музыку. Пришлось брать инициативу в свои руки. Уже после обеда (о местной кухне - разговор отдельный) во время очередной беседы за очередной бутылкой, я случайно узнал, что один из моих собеседников - а точнее, самый молодой и самый черный из них - изучает туризм в местном институте и хочет в будущем быть туристическим гидом и работать с иностранными туристами. План созрел мгновенно. Я схватил его за руку и меня понесло. Я говорил ему о том, как повезло ему, что мы познакомились, что мы коллеги и что я тоже несколько лет проработал в туризме (что на самом деле правда) и что туризм - дело не теоретическое, а совершенно практическое (что тоже правда) и что ему срочно необходима практика по ознакомлению иностранцев с достопримечательностями Эсмеральдас (почти правда), и что я готов стать его первым подопытным кроликом (совершенная правда). Таким образом, я достал себе негра на все оставшееся в Эсмеральдас время. Артуро оказался очень хорошим парнем и почти всем что мне удалось узнать и увидеть в Эсмеральдас я обязан ему. 
При первом же дневном выходе в город, я был неприятно поражен отсутствием урн и обилием мусора на каждом шагу. На мой вопрос почему, мне сказали, что это муниципалитет экономит на мусорщиках, но мое мнение - будь в Эсмеральдас хоть по три уличных урны на жителя, народ не привыкший с детства к существованию урн, будет как обычно, аккуратно складывать вдоль тротуаров шкурки съеденных бананов и скорлупу выпитых кокосов. Чтобы опровергнуть возможную расистскую интерпретацию этих реалий, скажу, что все немногие белые, живущие в Эсмеральдас, ничем кроме цвета кожи, от местных жителей не отличаются, а все местные негры, желающие изменить свою жизнь к лучшему, просто уезжают из Эсмеральдас (как в случае с моим другом Хулио Сесаром).
В этот же первый день негритенок Артуро отвез меня на другой, не описанный пляж, и мы искупались в теплом море. Зона прилива - метров 20 влажного песка. Дальше песок сухой. Артуро берет в руки немного сухого песка и говорит мне, что негры Эсмеральдас называют этот песок мертвым. Потому что ветер делает с ним, что хочет.

работа | на главную

см. дальше: Эквадор, страна контрастов (продолжение-5)

http://www.alpary.net/oleg-11.html

записки эмигранта
©2001 "Al-Pary invest"