страница о: истории беженцев новости | авиация | иммиграция | ф.розыск | эаметки эмигранта | статус беженца | курьёзы | туризм |
Украина истории беженцев
Эквадор
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОГАЛЕРЕИ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
КУРЬЁЗЫ В ЭМИГ
ЛЕГЕНДА БЕЖЕНЦА
РОССИЯ
МОЛДОВА
УКРАИНА
СРЕДНЯЯ АЗИЯ
БЕЛОРУССИЯ
БЕЖЕНЕЦ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ВКУСНАЯ КУХНЯ
АРГЕНТИНА
БРАЗИЛИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
КОЛУМБИЯ
МЕКСИКА
ПАРАГВАЙ
ПЕРУ
УРУГВАЙ
ЧИЛИ
ЭКВАДОР
КУХНЯ Ц/АМЕР.
ТОРТЫ
РЕЦЕПТ ДНЯ
Ф.РОЗЫСК
Я В РОЗЫСКЕ
ЧТО ДЕЛАТЬ
ОБЪЯВИЛИ В Ф.Р.
ПРЕСЛЕДУЮТ
ДЕЙСТВУЕМ
ДОКУМЕНТЫ
ТАИЛАНД? КИПР?
ОСОБЕННОСТИ Ф
КУДА НЕЛЬЗЯ
ОСТОРОЖНО ТАТУ
ЭКСТРАДИЦИЯ
КИБЕР В РОЗЫСКЕ
ПОД КОЛПАКОМ
О ПРОБЛЕМАХ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
КУРЬЁЗЫ В ЭМИГР.
ХОЧУ ЖЕНЩИНУ
ВСЕ БАБЫ ДУРЫ
Я НАРКОКУРЬЕР
Я НАРКОКУРЬЕР 2
В ПРЕЗИДЕНТЫ
ТИПА САМ ЗНАЮ
ТОКСИЧНЫЙ ИММ
В МОНАСТЫРЬ
МЫ ОБМАНЩИКИ
ПИТОН ПРОЖОРА
КАК НАС ГРАБЯТ
ДУПЛЕТ В 100 Э.
МЕНЯ ПРЕССУЮТ
КОРРУПЦИОНЕРЫ
SALINAS, БУМ!
КАК ПОХУДЕТЬ?
О ЖЕН. ЛОГИКЕ
МОРДОВОРОТЫ
КОТЫ В ЭМИГРА.
МАМА - ШУМАХЕР
ПОДРОБНОСТИ
КАРТА САЙТА
О КОМПАНИИ
О САЙТЕ
КАТАМАРАН
НАШИ УСЛУГИ
ФОРУМЫ
РАБОЧИЙ ФОРУМ!
МИНИ ФОРУМ!
СТАРЫЙ ФОРУМ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ЗАДАТЬ ВОПРОС
ЧАТ, ОБЩЕНИЕ
ГОСТЕВАЯ КНИГА
иммиграция Эквадор

Al-Pary invest
Беженская история из Украины - 4

Преследование из-за нации

ВАРИАНТ (удачный)
Я, Беркович Татьяна Алексеевна, родилась в 1960 г. на Украине, в г. Полтаве. По национальности еврейка. В 1970 г. вместе с матерью переехала в г. Львов на постоянное место жительства. С 1987 г. после смерти матери проживала одна по адресу: г. Львов, ул. Самотечная, д.10, кв.17.
Несмотря на то, что всегда испытывала дискриминацию по национальному признаку, моя жизнь на Украине была относительно спокойной до тех пор, пока в стране не начался бурный расцвет националистических сил. Это привело к возникновению целого ряда организаций откровенно фашистского толка, действующих по всей территории Украины. Всех их объединяло одно - лютая ненависть к евреям и стремление "очистить" от них Украину. Одновременно с этим на волне псевдопатриотизма к власти в большинстве регионов страны пришли люди крайне радикальных взглядов, что создало для украинских националистов режим наибольшего благоприятствования.
Лично мои проблемы начались 25 мая 1994 г., когда на комбинате, где я в то время работала, был проведен патриотический митинг, организованный лидерами ультранационалистической организации "Возрождение". Из-за нескрываемых симпатий администрации комбината к устроителям митинга последний носил принудительный характер для всех наших сотрудников. Не имея возможности уклониться от этого действа, я была вынуждена на протяжении 3-х часов выслушивать пламенные речи так называемых патриотов, глубоко ущемляющие мое национальное достоинство. Когда же дело дошло до истеричных призывов - "Освободить независимую Украину от еврейских оккупантов не в силах далее сдерживаться, я вступила в перепалку с одним из митингующих, назвав его фашистом. Я плохо помню, что происходило после, в силу того, что в этот момент испытывала тяжелое потрясение. Помню только, что кто-то из присутствующих на митинге взял меня за руки и вывел из зала.
В этот же день, 25 мая, при возвращении домой на меня было совершено нападение двумя людьми из числа организаторов митинга, в результате чего я получила тяжкие телесные повреждения и была госпитализирована в больницу № 4. В больнице я находилась с 25 мая по 3 июня 1994 г. с диагнозом - сотрясение мозга и множественные повреждения конечностей. При выходе мне была дана выписка из истории болезни для предоставления в поликлинику по месту жительства. Сразу же после выхода из больницы - 3 июня 1994 г. - я обратилась с письменным заявлением в районное отделение милиции, приложив к нему и выписку из истории болезни. В своем заявлении, подробно изложив случившееся со мной, я обратилась с просьбой провести расследование и оградить меня от преследований. Однако, старший оперуполномоченный милиции П.Р.Фаминых, с кем я имела беседу, отказался провести расследование, мотивируя свой отказ чрезмерной перегруженностью работой их отделения и незначительностью случившегося со мной. Он также не пожелал усмотреть очевидную связь между инцидентом на митинге и последовавшим за ним нападением на меня. Когда же я выразила недоумение таким предвзятым ко мне отношением, Фаминых грубо меня оборвал, заявив, что те, кого я называю националистами - истинные патриоты Украины в отличие от инородцев, заполонивших страну.
На следующий день, 4 июня 1994 г., явившись на работу, я узнала о своем увольнении за прогулы. Несмотря на то, что мною была представлена выписка из истории болезни, свидетельствующая об уважительной причине моего отсутствия на работе с 25 мая по 3 июня, дирекция комбината отказалась восстановить меня в должности.
Начиная с 4 июня, в моей квартире стали раздаваться телефонные звонки с угрозами и оскорблениями. Звонившие представлялись членами организации "Возрождение", их требования ко мне сводились к одному - покинуть Украину, если я дорожу своей жизнью. Все это создавало атмосферу растущего страха и напряженности. Однако, я еще не потеряла веру в Закон и 25 июня 1994 г. направила письменную жалобу в прокуратуру нашего района. В своей жалобе, подробно обо всем рассказав, я обратилась к властям с просьбой вмешаться в происходящее и оградить меня от преследований. К жалобе я приложила копию выписки из истории болезни, подтверждающую нанесение мне тяжких телесных повреждений, а также копию своего заявления в районное отделение милиции от 3 июня 1994 г. 22 июля 1994 г. я получила ответ из районной прокуратуры, из которого мне стало ясно, что, во-первых, в действиях старшего оперуполномоченного милиции П.Р.Фаминых нарушений закона нет, а во-вторых, нападение на человека средь бела дня и нанесение ему тяжких телесных повреждений не является достаточным основанием для вмешательства правоохранительных органов. Иначе говоря, в такой вот циничной форме мне по существу было отказано в защите. Все это время продолжался прессинг по телефону, а 29 июля с 9-ти часов вечера начались настойчивые звонки во входную дверь моей квартиры. Звонки следовали с интервалом в 20-30 минут и продолжались до глубокой ночи. Понимая грозящую мне опасность, я неоднократно звонила по телефону в районное отделение милиции, прося оказать помощь. Но все мои обращения оставались без внимания, мне каждый раз предлагали не паниковать, ссылаясь при этом на отсутствие свободной патрульной машины. Я также звонила и в центральное отделение милиции - и также безрезультатно. Так, в сильном страхе и тщетной надежде дождаться помощи, прошла вся ночь. А на следующий день, 30 июля, опасаясь за свою жизнь, я уехала в Харьков, где остановилась у своих друзей - Ирины и Алексея Веденеевых, по адресу: ул. Ялтинская, д.29, кв.14.
Из Харькова 2 августа 1994 г. я направила письмо в Прокуратуру г. Львова, в котором еще раз обращалась к властям с просьбой оградить меня от непрестанных преследований со стороны националистов. В письме я указала адрес своего временного проживания в Харькове.
Ответа на это обращение я так и не получила, однако, реакция на мой призыв о помощи все же была, правда, очень для меня печальная. Так, 24 августа 1994 г. недалеко от дома моих друзей меня окружили 3-е молодых людей, назвавшихся членами организации "Возрождение", и начали всячески надо мной измываться. Мне было сказано, что Харьков - это та же Украина, и что за свое упрямство я буду жестоко наказана. В издевательской форме мне объяснили всю бесполезность моих жалоб в правоохранительные органы, а напоследок, после ряда унижающих действий с меня сняли туфли и разорвали платье.
После этого инцидента мне стало ясно, что у преследующей меня организации имеются крепкие связи с правоохранительными органами. Ведь адрес моего временного проживания в Харькове был известен лишь городской прокуратуре Львова. Мне также стало ясно, что организация "Возрождение" имеет своих боевиков по всей территории Украины.
25 августа 1994 г. я отправила из Харькова письменную жалобу в Генеральную Прокуратуру Украины, умоляя центральные власти вмешаться в мою судьбу и спасти от преследований. А на следующий день, 26 августа, понимая бессмысленность своего дальнейшего пребывания в Харькове, я вернулась во Львов, где начала жить, практически не выходя из дома, в надежде на вмешательство республиканских властей. С первого же дня моего возвращения возобновились телефонные звонки с угрозами, особенно частые в ночное время.
20 сентября 1994 г. я, наконец, получила ответ из Генеральной Прокуратуры Украины, повергший меня в отчаяние. Мне было сообщено, что мой случай не относится к компетенции Генеральной Прокуратуры и что подобными делами должны заниматься местные правоохранительные органы.
20 сентября, окончательно убедившись, что во всей стране не существует инстанции, готовой меня защиты от преследования, я приняла решение покинуть Украину и просить о предоставлении мне убежища, ибо видела в этом единственный способ спасти свою жизнь.
С этой целью 6 декабря 1994 г. я вылетела в США, где в этот же день, добравшись до американо-канадской границы в районе города Платсберга, обратилась с заявлением на убежище.


Ко всем просьба: Все вопросы и обсуждение на форуме

см. дальше: • Куда бежать? ф.розыск | на главную
new!!! • Самостоятельность при иммиграции https://alpary.net/storyu-4.html
Беженская история из Украины
©2001 "Al-Pary invest"